Or Zion

ב"ה

, Недельная глава:  Дварим
  • kupol skalyХрамовая гора остается главным местом паломничества евреев на протяжении тысячелетий. 

    В 1936 году многие раввины выступали против подъема евреев в Эрец Исраэль. Сегодня многие раввины выступают против подъема евреев на Храмовую Гору. Но как показывает история: в обоих случаях правы были раввины, призывавшие подниматься.

    Мы приглашаем всех желающих подняться на Гору и послушать об удивительной истории этого места.

    Участие в экскурсии бесплатно. После экскурсии будет возможность оставить пожертвования для организаций «Ор Цион» и «Еврейский взгляд».

    Евреям, желающим подняться (во всех смыслах!) следует предварительно окунуться в микву.
    Нельзя восходить в кожаной обуви и брать с собой любые религиозные предметы.

    С собой нужно взять паспорт. Сбор у КПП подъёма на Храмовую Гору в 7.30.

    Все вопросы и запись по телефону: 025715052 и по e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

    Также записаться можно здесь.

  • Shagal sq"Ор Цион" поздравляет всех с торжественным открытием площади имени великого художника Марка Шагала по адресу Иерусалим улица Ха Рав Аган 10 рядом с "Бейт Тихо".

    В церемонии приняли участие мэр Иерусалима Нир Баркат и почетные гости из Израиля и других стран.
    Марк Шагал давно является почетным гражданином Иерусалима. В марте 2014 года инициативная группа Иерусалимского пресс-клуба: Александр Аграновский, Галина Подольская и Роман Гершзон - подали заявку об увековечивании памяти Марка Шагала в его любимом городе. Заявка была удовлетворена еще летом 2016 года, и маленькая площадь у дома Тихо и дома рава Кука, где часто бывал художник, теперь называется "Площадью Марка Шагала".  Инициативная группа выражает свою особую благодарность мэру Ниру Баркату, Яэль Антеби, Марине Концевой и ЗивуТетруку за помощь.

  • gush katif sq120 июня 2017 года в Иерусалиме торжественно открыта "Площадь Гуш Катиф". Инициатором мероприятия выступила вице-мэр Иерусалима Яэль Антеби. Площадь расположена рядом с музеем Гуш Катифа. На церемонии присутствовали мэр города Нир Баркат, скипер Кнессета Юлий Эдельштейн, депутаты мунициплитета Яэль Антеби и Марина Концевая. Еще пришли люди, жившие в снесенных поселениях, у которых не утихла боль по брошенным домам. 12 лет прошло после ухода из Гуш Катифа, райского места, созданного в пустыне трудом его жителей. "Это не должно повториться, нельзя допустить новый Гуш Катиф!" - говорили выступающие.

  • Храмовая гора может стать доступной для всех желающих. В Иерусалиме намерены пересмотреть действующий запрет для посещения святого места политиками. Гость в студии - преподаватель и историк Элиэзер Фридлянд.

     

     

  • parnis2Друг и партнер движения "Ор Цион" гид Арье Парнис написал чудесный путеводитель по Иудейской низменности. С помощью этого путеводителя вы сможете отправиться в путешествие с семьей и друзьями в удивительные места в центре нашей страны. Он откроет перед вами секреты одного из самых интересных и малоизвестный районов Израиля.

    На 45 страницах путеводителя с увлекательным текстом и
    красивыми фотографиями вас ожидают:

    • 6 самых интересных маршрутов экскурсий
      связанных с еврейской культурой;
    • Соединение истории и географии,
      археологии и Танаха, связь прошлого с современностью;
    • Описание пешеходных маршрутов в красивых живописных местах.

    Вместе мы отправимся по следам Шимшона и Давида,
    Иуды Маккавея и еврейских повстанцев против Рима.
    Познакомимся с раскопками древних городов:
    Шаараима и Лахиша, Бейт-Гуврина и Эммауса ...
    На основе последних научных исследований
    мы сможем в новом свете увидеть древние события,
    которые произошли здесь.

    Стоимость путеводителя – 19 шек. (5 дол).
    Эти деньги пойдут на подготовку новых материалов.
    Формат путеводителя - ebook, электронная версия.
    Вы получите его на свой мейл.

    Приобрести путеводитель можно здесь.

Недельная глава Шмини: ПРОРОКА ВНЕ НАРОДА НЕТ.

 

В день освящения Мишкана с небес спустился огонь и сжег жертвы, положенные на жертвенник. И «увидел весь народ и возликовал, и упали на лица свои»… Это стало знаком прощения греха золотого тельца и возвращения Божественного присутствия к сыновьям Израиля. И в этот день великой радости произошла трагедия, омрачившая его:«И взяли сыновья Аарона Надав и Авиу каждый свой совок и положили на них угли и положили на них пахучие травы и принесли (воскурение) перед Богом – чужой огонь, который Он не велел им приносить. И вышел огонь от Бога и поразил их, и умерли перед Богом» (Ваикра, 10:1).

У этой истории есть своя предыстория, и для того, чтобы понять и величие Надав и Авиу, и непростительность их ошибки, надо вернуться к тому моменту, когда Моше только готовился подняться на вершину горы Синай. Прежде всего ему было веоено взойти на ее склон вместе с братом, двумя его сыновьями и санэдрином. «И поднялись Моше и Аарон, и Надав и Авиу (на склон горы Синай), и семьдесят человек из старейшин Израиля. И увидели Всесильного Израиля. А под ногами Его что-то вроде кирпича из сапфира, и прозрачен он как небеса. И на сыновей Израиля, отличавшихся высотой и чистотой души, не простер руки. (А Надав и Авиу) видели Всесильного, (и при этом) и ели и пили» (Шмот, 24:9 – 11).

Для того чтобы понять, как люди, обладающие пророческим даром, могли «видеть Всесильного», необходимо обратиться к книге Йехезкэля, в которой описывается такое же видение: «А над сводом небес… подобие престола, напоминавшего камень сапфир, а сверху, над подобием престола, – подобие человека (сидящего) на нем» (1:26). Через прозрачный лед и через прозрачный драгоценный камень Йехезкель, как через стекло, видел силуэт (Зогар хадаш, тикуним, 59б). Однако пророк понимал, что у Всевышнего не только нет тела, но и что Ему не может быть приписан ни один из реально существующих или вымышленных образов. И видение дано для того, чтобы объяснить, что Всевышний подобен царю, который не нуждается в помощниках. И лишь, когда Он не желает проявить Свое присутствие, Его воля распространяется через ангелов – силы, при помощи которых осуществляется управление миром.

Но вопрос, зачем нужно было Всевышнему, чтобы Аарон, его старшие сыновья и старейшины взошли на склон горы Синай еще до того как с нее прозвучали десять заповедей и Моше поднялся на вершину, чтобы получить скрижали, остался открытым. Роль этого восхождения на склон горы можно понять, если вспомнить, что Моше предстояло подняться на вершину всех духовных миров – туда, где нет ничего, кроме бесконечного света. И не только подняться – но и вернуться оттуда и принести скрижали - свидетельство того, что между ним и Всевышним не было ни посредника, ни завесы и рука человека смогла дотянуться до престола, чтобы «кусок неба» превратился в камни и на них появились заповеди. А если бы Моше не достиг вершины духовных миров и ограничился бы общением через посредника, то учение, переданное через него, не было бы абсолютно-истинным. Безусловно, оно представляло бы собой большую ценность для всего человечества, но не могло бы считаться неоспоримым. Оно не раскрывало бы все тайны духовного и материального миров и не содержало бы в себе семьдесят сторон понимания текста. Тогда бы о двух противоположных мнениях мудрецов, толкующих Тору, никто бы не мог сказать: «И то и другое – слова Бога живого». Но кто из всех людей на свете мог подтвердить, что Моше удалось сделать невозможное – дотянуться рукой до престола славы, которого не достигают и ангелы, совместить духовный и материальный миры, притянуть небо к земле? Кто мог быть свидетелем того, что принесенные им скрижали отсечены от престола славы, а не являются камнями, найденные им на вершине или на склоне горы?

И для того, чтобы у сыновей Израиля не возникло сомнений, что Моше дошел до самого верха – туда, где ничто не отделяет человека от света бесконечности, Всевышний выбрал двух свидетелей, чтобы еще до дарования Торы они увидели издалека, куда предстояло подняться Моше 1. Их описание престола, установленного над небесами, должно было быть подробным и полным 2.

Почему именно Надав и Авиу были выбраны Всевышним? Потому что никто другой не мог достичь пророческого уровня подобного тому, который достиг Моше и заглянуть, хотя бы издалека за пределы небес, над которыми установлен престол. Их «прорыв» стал возможным благодаря тому, что они с раннего детства были погружены в размышления о высокой духовности. Они стремились достичь пророческого уровня и добились своего благодаря праведности и чистоте помыслов. Не малую роль в их успехе сыграло то, что Аарон был пророком и помог им обрести знания, помогающие правильно воспринять пророчества. Однако у обоих сыновей Аарона был один и тот же недостаток: их настолько притягивали духовные миры, что они забывали о том, что видения открываются им не для того, чтобы получать удовольствие от приближения к Всевышнему, а для того, чтобы оказывать влияние на весь народ. Как ни парадоксально, отстраненность от материального мира, приводит пророка к тому, что он не видит всей полноты картины. И самое главное – связь духовного и материального миров, ускользает от него.

Так и Надав и Авиу – при виде престола Всевышнего, они погрузились в состояние блаженства и забыли, что они должны увидеть не только духовную вершину, но и весь путь, который предстоит пройти Моше снизу вверх и сверху вниз. Они не смогли уловить связи миров и рассказать о ней старейшинам, чтобы у всего народа была уверенность в том, что человек из плоти и крови может приблизиться к престолу. И об этом говорится: «видели (Надав и Авиу) Всесильного. И ели и пили». Иными словами, – получали удовольствие, как на пиру от света духовного мира. Небеса хотели покарать их, но не сделали этого только ради того, чтобы не омрачать день дарование Торы. И об этом сказано: «И на сыновей Израиля, отличавшихся высотой и чистотой души, не простер руку».

Но они повторили ту же ошибку второй раз: в день освящения Мишкана они захотели зайти в святая святых для того, чтобы самим приблизиться к свету бесконечности, забыв обо всех остальных. И тогда Всевышний наказал их.

Гибель Надав и Авиу стала предупреждением всех пророков: они должны знать, что духовные миры открываются им, чтобы приблизить весь народ к ощущению Божественного присутствия. То же самое относится и к мудрецам Торы: если они полагают, что ее тайны открылись им, чтобы погрузиться в учение и забыть о тех, кто нуждается в их разъяснениях и наставлении, они перестают понимать самое главное – связь духовного и материального миров. И им придется отвечать за то, что пренебрегли теми, кто стремился к духовности.

 

1 Не должно вызывать удивления то, что Надав и Авиу, будучи братьями, стали свидетелями в санэдрине. Ведь речь идет о пророчестве, а оно отличается тем, что для него не действуют обычные законы.

 

2 В присутствие Аарона не было необходимости – он не был назначен свидетелем, но Всевышний велел ему подняться на гору Синай вместе сыновьями и старейшинами. Так как все должны были знать, что он мог продолжить путь вместе с Моше к вершине, но взял на себя ответственность за все дела сыновей Израиля, и вернулся в стан у подножия горы.

 

Печать E-mail

Недельная глава Шмини: ДОМ БОГА

 

Шатер откровения

 

В недельной главе «Шмини» описывается первое храмовое богослужение, первое жертвоприношение, совершенное в Шатре откровения через год после выхода сынов Израиля из Египта: «И вошли Моше и Аарон в шатер откровения; и вышли, и благословили народ. И явилась слава Господня всему народу. И вышел огонь от Господа, и сжег на жертвеннике всесожжение и тук; и увидел весь народ, и возликовал он, и пал на лицо свое». (Ваикра 9:22-23)

Итак, через год после выхода из Египта – за две недели до соответствующей даты - было совершено первое жертвенное богослужение Израиля в специально построенной для этого Скинии.

Заповедь «Пусть сделают Мне святилище» (Шмот 25:8), была дана в Йом Кипур 10 тишрея – то есть ровно через полгода после заповеди подготовки пасхальных агнцев, выполненной 10 нисана («И сказал Господь Моше и Аарону в земле Египетской, говоря: Месяц сей для вас начало месяцев; первый он у вас из месяцев года. Скажите всей общине израильской так: в десятый день сего месяца пусть возьмут себе каждый по агнцу на семейство, по агнцу на дом» (Ваикра 12:1-3).

В тот Йом Кипур Моше во второй раз спустился с горы Синай и народ получил прощение за грех золотого тельца. Неудивительно поэтому, что это прощение недвусмысленно связывается традицией с заповедью «Пусть сделают Мне святилище».

В частности в мидраше Танхума разъясняется, что до греха не было необходимости в Скинии (Храме), так как Шехина обитала в самом народе, теперь же возникла необходимость в выделении особого места для общения с Создателем.

Это предписание выглядит парадоксальным, во всяком случае, оно вызывает вопросы. Так в Мидраше “Шмот раба” говорится, что по поводу слов “И пусть сделают они Мне святилище, и буду обитать в среде их” (Ваикра 25:8), Моше выразил изумление. На что Всевышний ему ответил: “Это не так, как ты думаешь, Моше. Построй Скинию из двадцати балок на северной стороне, и из двадцати на южной и восьми на западной, и Я спущусь на землю и явлю Себя в этом ограниченном пространстве”.

Образец Скинии был дан самим Создателем, но при этом оказался достаточно типовым. В последние десятилетия на территории Иордании, Турции и Сирии были обнаружены следы храмов и жертвенников (датируемые II-м тысячелетием до н. э), по ряду своих параметров соответствующих тому, что описано в Торе.

Итак, после поклонения народа золотому тельцу Всевышний повелел воздвигнуть для Себя обитель, легко опознаваемую как обитель Божества, в комплекс которой входил жертвенник («И вошли Моше и Аарон в шатер откровения; и вышли, и благословили народ... И вышел огонь от Господа, и сжег на жертвеннике всесожжение»).

И все же вопрос обители Всевышнего не связан напрямую с вопросом жертвоприношений.

 

Жертвы

 

Действительно, для того чтобы принести жертву, достаточно просто жертвенника. С Храмом или без Храма, в Скинии или вне ее, но жертвы возносились бы в любом случае.

Так при явлении в образе неопалимого терновника Всевышний сказал: «Ведь Я буду с тобою, и вот тебе знамение, что Я послал тебя: при выводе твоём народа из Египта вы совершите служение («авода») Богу на этой горе» (Шмот 3:12).

О намерении сынов Израиля принести жертву в пустыне в Торе сообщается неоднократно. Например: «пойдешь ты и старейшины Израилевы к царю Египетскому, и скажете ему: Господь, Бог Иврим, явился нам, а теперь мы бы пошли на три дня пути в пустыню и принесли бы жертвы Господу, Богу нашему» (Шмот 3:18).

Выйдя из Египта, они не принесли жертву, хотя и имеется упоминание о жертвеннике: «И построил Моше жертвенник, и нарек ему имя "Господь – Нисси" (Господь – чудо мое)» (Шмот 17:15). Тем не менее, жертвы были принесены в самом Египте. В самом деле, исход был связан с жертвой, он был пропитан кровью жертвенных агнцев: «Агнец без порока, самец однолетний должен быть у вас; из овец или из коз возьмите его. И да будет он у вас в хранении до четырнадцатого дня сего месяца, тогда пусть зарежет его все собрание общины израильской в вечерние сумерки. И пусть возьмут крови (его) и наведут на оба косяка и на притолоку в домах, в которых будут есть его. И пусть съедят мясо в ту же самую ночь, жаренным на огне; с опресноками и с горькими зельями будут есть его. Не ешьте от него недопеченного, или сваренного в воде, а жаренного на огне, с головой его и с ногами, и с внутренностями его. И не оставляйте от него до утра; но оставшееся от него до утра сожгите на огне. И так ешьте его: чресла ваши препоясаны, обувь ваша на ногах ваших и посох ваш в руке вашей, и ешьте его с поспешностью; это пэсах Господень» (Шмот 12:5-16).

Более того, тогда же была дана заповедь приносить в жертву пасхального агнца ежегодно (Шмот 12:24).

Первое богослужение в Скинии всего на две недели упредило то ежегодное пасхальное жертвоприношение, которое в любом случае должно было бы совершиться.

Итак, вопрос обители Всевышнего и ее восстановления не связан напрямую с восстановлением храмовых жертв. Это два совершенно независимых комплекса заповедей.

Жертвы на Храмовой горе должны приноситься вне всякой связи со строительством Храма, а Храм должен быть возведен вне всякой связи с жертвоприношениями. Так во времена Эзры вознесение жертв началось еще до того, как Храм был восстановлен («С первого дня седьмого месяца начали они возносить всесожжения Господу, но храм Господний еще не был основан" (Эзра 3.6.).

Ученик Виленского Гаона раби Хаим из Воложина пишет в своей книге «Нефеш хаим» (4): «Когда Всевышний создал человека в мире, то установил его высшим образцом и дал ему силы, в середине разместив сердце. И таким же образом создал Всевышний и мир как единое целое, в центре которого размещено сердце, от которого зависит все прочее. А святая святых, где Шехина, где завеса, Крувим и Скиния – это сердце всей земли и всего мира...».

Итак, само строение, сам Храм – является важнейшим условием поддержания человеческого существования.

Что же касается возобновления жертвоприношений, то это отдельный вопрос, который по большому счету остается открытым.

В эсхатологические времена, когда, согласно учению Аризаля, животные подтянутся до уровня существ говорящих, их убийство станет недопустимым. В своей статье «Хазон цимхонут вэ шалом» рав Кук показывает, что согласно Торе в конце истории должны утвердиться идеалы вегетарианства, однако даже в этих условиях кровавые жертвоприношения должны продолжаться. Когда его сын Иеуда Цви отказался от мясной пищи, отец послал его учить шхиту. Вместе с тем, в книге «Леневухей адор» (включенную в издание: «Пинкасей арайя 2:1»), рав Кук признает, что в период торжества вегетарианских идеалов кровавые жертвы по решению Сангедрина могут быть упразднены, и приношения могут ограничиться растительными. Долгое время это место цензурировалось, но в прошлом месяце книга была, наконец, издана без купюр.

Таким образом те, кто угрожают превратить Иерусалим в «веганскую Мекку», должны усвоить: даже открывая фронт против кровавого еврейского культа, им нечего предъявить против восстановления Иерусалимского Храма.

 

Арье Барац (www.abaratz.com)

 

Печать E-mail

Недельная глава Шмини. Запрещено ли приближаться?

 

«И было на восьмой день…И поднял Аарон руки свои (повернувшись) к народу, и благословил его. И сошел (с жертвенника) после принесения жертвы грехоочистительной, и всесожжения, и жертвы мирной. И вошли Моше и Аарон в шатер откровения, и вышли и благословили народ. И явилась слава Б-га всему народу: и вышел огонь от Б-га, и сжег (жертвы) на жертвеннике всесожжений… И увидел весь народ, и возликовал, и пал на лицо свое. И взяли Надав и Авиу, сыновья Аарона, каждый совок свой, и положили в них огонь. И возложили на него воскурения. И принесли перед Б-гом огонь чужой, которого Он не велел им. И вышел огонь от Б-га, и поразил их. И умерли они перед Б-гом» (Ваикра, 9:5 – 10:3).

Сыновья Аарона – праведные люди, всем сердцем стремившиеся к Всевышнему. Все, чего они хотели, – это зайти в Мишкан и принести воскурения, чтобы ощутить Его присутствие. Так почему же они погибли?

Сказано: «И говорил Б-г Моше по смерти двух сыновей Аарона, когда они приблизились к Б-гу и умерли…» (Ваикра, 16:1). Иными словами, причиной смерти Надава и Авиу стала попытка подняться на пророческий уровень, принеся воскурения на золотом жертвеннике.

Но несмотря на то, что в этом стихе причина указана однозначно: «приблизились к Б-гу», раби Акива настаивал на том, что сыновья Аарона погибли из-за ошибки в исполнении заповеди. «И поэтому, – говорил он, – в книге Бемидбар сказано: «И умерли Надав и Авиу перед Б-гом, когда приблизили огонь чужой к Б-гу в пустыне Синай...» (3:4). И еще раз подчеркивается: «И умерли Надав и Авиу перед Б-гом, когда приблизили огонь чужой к Б-гу...» (Бемидбар, 26:61).

«Два раза сказано, – утверждал раби Акива, – что причиной стал чужой огонь».

Как огонь может быть чужим?

Дело в том, что в день освящения Мишкана на жертвенник, стоявший в его дворе, сошел огонь с небес и сжег жертвы, принесенные Аароном. И именно оттуда следовало взять угли, чтобы воскурить пахучие травы внутри шатра собрания. А Надав и Авиу развели костер своими руками, так как решили, что правильнее будет не пользоваться даром Небес. А о том, что пренебрегают чудом Всевышнего на глазах у всех сыновей Израиля, они не подумали. По мнению раби Акивы, это и стало причиной их гибели.

Раби Элазар бен Азарья придерживался другого мнения: «Были достойны наказания и за то, что приблизили чужой огонь, и за то, что приблизились к Всевышнему» (Сифра, Ахарей мот, 1). Иными словами, он считал, что после греха золотого тельца к Всевышнему могли приближаться только Моше и Аарон. Поэтому Надав и Авиу не были «желанными гостями» и могли войти в Мишкан только как посланники Аарона. А то, что они не взяли огонь, сошедший с Небес, усугубило дело.

Однако раби Акива считал, что у Всевышнего нет нежеланных гостей, и приближение к Нему есть цель жизни человека. И даже если кто-то оступается на этом трудном пути, то он уходит из жизни не потому, что на него обрушивается гнев Небес, а для того, чтобы, освободившись от материального мира, с которым он был не в ладу, приблизиться к Всевышнему.

Уважение раби Акивы к людям, стремящимся приблизиться к Всевышнему, проявилось и в его споре с раби Элиэзэром бен Урканосом.

Раби Элиэзэр, объясняя слова «умерли перед Б-гом», сказал: «Души Надава и Авиу были забраны в Мишкане, но ангел Б-га вытолкнул их тела, пока они еще стояли на ногах, во двор. А оттуда их забрали левиты». А раби Акива утверждал, что никто их не выталкивал, так как это указывало бы на то, что они изначально были нежеланны перед лицом Всевышнего. А это не так (Сифра, Шмини).

На первый взгляд, нет никакой разницы между мнениями двух мудрецов: ну, умерли из-за приближения или из-за того, что приблизили чужой огонь; упали в Мишкане или их вытолкнул во двор ангел.

Но раби Акива не случайно отстаивал свое мнение. Он считал, что как после греха золотого тельца, так и после разрушения Второго Храма Всевышний не оттолкнул сыновей Израиля и находится в постоянном ожидании, что кто-нибудь из них приблизится к духовному миру и поднимется на уровень, близкий к пророческому. Раби Акива опасался, что люди после разрушения Храма решат, что запрещено даже пытаться приблизиться к Всевышнему, и иудаизм превратится в набор правил, которых придерживаются по привычке. А «когда нет мечты, исчезает народ» (Мишлей, 29:18).

Раби Акива не соглашался с мнением некоторых мудрецов, согласно которому, «после того как был разрушен Храм, у Всевышнего не осталось в этом мире ничего, кроме галахи» (Брахот, 8а). И для того, чтобы показать сыновьям Израиля, что ворота, ведущие к Всевышнему, не закрыты, он поднимался на уровень, близкий к пророческому. Ему открывались картины, похожие на те, которые видел Йехезкель. И о нем говорится: «Раби Акива входил с миром и возвращался с миром» (Хагига, 12б). И тем самым он доказал, что сыновья Израиля желанны перед лицом Всевышнего. И главная задача человека – искать пути приближения к Нему, даже когда Храм разрушен, даже когда кажется, что Он разгневан на Свой народ и никому не позволит войти в Небесный Храм.

Рав Зеев Мешков

 

 

Печать E-mail

Недельная глава Шмини. СКВЕРНОЕ БОГОСЛОВИЕ

 

В пределах абсурда

 

В недельной главе «Шмини» описывается гибель двух сыновей Аарона: «И взяли сыны Аароновы, Надав и Авиу, каждый свой совок, и положили в них огня, и возложили на него курений, и принесли пред Господа огонь чуждый, какого Он не велел им. И вышел огонь от Господа, и пожрал их, и умерли они пред Господом. И сказал Моше Аарону: это то, что говорил Господь, когда сказал: близкими ко Мне освящусь и пред всем народом Я прославлюсь. И умолк Аарон. И позвал Моше Мишаэйла и Элцафана, сынов Узиэйла дяди Аарона, и сказал им: подойдите, вынесите братьев ваших из святилища за стан. И подошли они, и вынесли их в кутонэтах их за стан, как сказал Моше. И сказал Моше Аарону и Элазару, и Итамару, сынам его: волос ваших не отпускайте и одежд ваших не раздирайте, дабы вы не умерли и не прогневался бы Он на всю общину. Братья же ваши, весь дом Израилев, пусть оплакивают сожженных, которых сжег Господь. И из двери шатра соборного не выходите, а то умрете, ибо елей помазания Господня на вас». (10:1-7)

Этот трагический эпизод, столь напоминающий производственную аварию, невольно подводит нас к одной важной проблеме – к проблеме связи смысла жизни с религиозной верой.

Обычно такого рода трагические события приводят в качестве наглядного примера бессмысленности человеческого существования, и главной причины сомнения в бытии Божием. Тем самым между неразрешимыми «проклятыми» вопросами и неверием в Бога устанавливается прямая связь: если бы Бог был, Он бы не мог такого допустить! Если сцена не вяжется с «общим смыслом», то Режиссера нет.

Приведенный фрагмент из нашей недельной главы демонстрирует всю несостоятельность этого силлогизма с точки зрения тех, кто стоял в истоке религии и общался с Богом лицом к лицу. Реакция небес исходно не выглядела прозрачной; и на протяжении веков евреи старались понять, почему погибли Надав и Авиу (Раши приводит два источника: «Раби Элиэзер говорит: «Сыновья Аарона умерли из-за того, что вынесли галахическое решение в присутствии своего учителя Моше, а раби Ишмаэль говорит: «Опьяненные вином вошли они в Храм»).

Итак, ситуация с самого начала представлялась абсурдной и трагичной, но в то же время она не ставила вопроса о существовании Творца мира. Да, Он бывает страшен и непонятен, но как можно вообразить будто бы Его нет?! Как мы видим, вместо выражения сомнений в Его существовании все участники описанной сцены были обеспокоены в первую очередь продолжением богослужения и предупреждением дальнейших смертей.

Еще более ярко это отношение показано в книге Иова, который поносил Бога за обрушившиеся на него беды, но ни разу не выразил сомнения в Его существовании: «Человек, рожденный женщиной, скуден днями и пресыщен скорбью. Как цветок, он появляется и вянет, и убегает, как тень, и не устоит. И на него Ты отверзаешь очи Твои, и меня ведешь к суду с Тобой? Кто станет чистым от нечистого? Ни один! Если дни его определены, число его месяцев у Тебя, (если) Ты положил ему предел, которого он не перейдет, Отворотись от него, чтобы он отдохнул, доколе не окончит, как наемник, дня своего. Ибо для дерева есть надежда: если срублено будет, снова оживет, и побеги его (расти) не перестанут. Если одряхлел в земле корень его, и ствол его омертвел в прахе, Почуяв воду, расцветет оно и пустит ветви, как саженец. А человек умирает и изнемогает, а скончается человек – и где он? Как воды уходят из моря и река иссякает и высыхает, Так и человек ляжет и не встанет; не пробудятся, пока не исчезнут небеса, и не воспрянут ото сна своего. Спрятал бы Ты меня в преисподней, сокрыл бы меня, покуда не укротится гнев Твой, назначил бы мне срок, а (потом) вспомнил бы меня»(14:1-14).

Если Кант разработал религию в пределах только разума, то иудаизм (которому Кант противопоставлял свою философию) не боится - если потребуется - прослыть религией абсурда. При всем том, что рационализм и научное познание в чести у еврейской религии, Бог все же признается ею стоящим несоизмеримо выше разумных аргументов. Когда говорит Бог – логика смолкает, или точнее, ищется задним числом, о чем гласит знаменитый принцип «послушаемся и поймем» («наасе венишма»).

В самом деле, как нам заранее не понятны Его заповеди («Ни труп не оскверняет, ни вода не очищает, но так повелел Господь Всесвятой и мы не вправе ослушаться Его повелений». - объясняет р.Йоханан бен Закай ), точно так же нам до конца не понятны и Его решения. Созданная Богом жизнь зачастую действительно выглядит абсурдной («Человек умирает и изнемогает, а скончается человек – и где он?»), но вера в Него включает принятие абсурда, как свою неотъемлемую часть.

 

 

Кредо агностицизма

 

Замечательный российский поэт Сергей Гандлевский в своей книге воспоминаний «Бездумное былое» пишет: «Я не могу смириться со случайностью и бессмысленностью беды, не способен распознать в ней заслуженной кары. Ужасные болезни детей; стихийные бедствия, наобум губящие людей ничуть не хуже остальных и т.п., разом выбивают мои мысли из религиозной колеи. Разговоры про непостижимый промысел Божий уместны и оправданны в устах человека, испытывающего вдохновение веры. Но для человека трезвого, вроде меня, они были бы ханжеством и бесчеловечностью под личиной набожности. Лучше, честно и не мудрствуя, сойтись с самим собой, что или Бога нет вовсе, или Он не имеет никакого отношения к здешним представлениям о добре и зле, какими мы живем, пока живы… Это, скорей всего, скверное богословие, но другое мне не по уму. При этом я не материалист: материализм — ничуть не менее фантастическое объяснение мира, чем религия. По всей видимости, подобное умонастроение называется агностицизмом. Пусть так».

Прекрасная и ясная формулировка. «Скверному» богословию Гандлевского противостоит не какое-то другое богословие - мудрое и блестящее, а именно сама вера, даже «вдохновение веры». Как точно отметил Лев Шестов: «Из того, что человек погибает, или даже из того, что гибнут государства, народы, даже высокие идеалы, никак не "следует", что есть всеблагое, всемогущее, всеведущее Существо, к которому можно обратиться с мольбой и надеждой. Но если бы следовало, то и в вере не было бы никакой надобности; можно было бы ограничиться одной наукой, в ведение которой входят все "следует" и "следовательно"» («Власть ключей»).

Таким образом, "по уму" любому человеку может быть только агностицизм, то есть корректное воздержание от заключений, не обеспеченных жизненным опытом; все же, что свыше того, достигается раскаянием и Божьей милостью. И тут всякий человек свободен бросить вызов несчастью и найти Бога даже в нем. Виктор Франк приводит фрагмент из письма одного молодого человека, неожиданно узнавшего о том, что он неизлечим: «Я узнал о своем смертном приговоре, который был совершенно очевиден из слов врача.. - Я вспомнил фильм о корабле "Титаник", который смотрел когда-то давно. В особенности мне вспомнился эпизод, когда один парализованный - его играет Фриц Кортнер - произносит молитву, готовя небольшую группу таких же, как он, жертв к смерти, в то время как корабль погружается и вода поднимается все выше и выше вокруг них. Из кинотеатра я вышел глубоко потрясенный. Какой же это дар судьбы, подумал я тогда, сознательно идти к своей смерти. А теперь и мне судьба предоставляла подобное! У меня есть этот последний шанс проверить силу своего борящегося духа, только это борьба, исход которой предрешен с самого начала... Я хочу переносить ожидающую меня боль без наркотиков, насколько это вообще будет возможно... "Борьба за проигранное дело?" Исходя из нашей философии, подобную фразу необходимо вычеркнуть из книг. Ибо в расчет идет только процесс борьбы... И не может быть никаких проигранных дел... ".

Ни кому не по уму «богословие», но всем по сердцу вера, и свой окончательный выбор волен сделать каждый.

 

Арье Барац (www.abaratz.com)

 

 

Печать E-mail

Пожертвовать Yandex.Деньги

рублей Яндекс.Деньгами
на счет 41001174821665 (Движение Ор Цион)

Флаги посетителей

Free counters!