Or Zion

ב"ה

, Недельная глава:  Эмор

Недельная глава "Ваэтханан" (13 Ава 5777)

Точка в точке.
Все в точке.
Начало - из точки и конец - в точке. Конечное и бесконечное в ней, частное и общее. И нет для тебя в общем ничего, чего бы не было в частном. И частное зависит от общего и общее -- от частного. "Рабби Ишмаэль говорит: "Закон Торы раскрывается через тринадцать правил:...переход от общего к частному; переход от частного к общему; сочетание общего, и частного, и общего, когда общее ты должен рассматривать подобно частному; общее, которому нужно частное; частное, которому нужно общее..." (Барайта деРабби Ишмаэль, Птиха леСифра) .
Рабби Ишмаэль. Он был непостежимо красив. Красив как первосвященник, прекрасен как частное, через которое раскрывается общий для всех творений свет, озаряя мир любовью и добром. Тора Рабби Ишмаэля была красива, как древо познания, внутри которого дерево-жизнь. Дерево в древе. Одно в другом.
Прямая связь с Б-гом внутри понимания всего сущего. Частное пронизано лучами общего, спрятанного в сердцевине вещей и свет общий для всех творений пробивается через части, объединившиеся в единое целое. Дерево плод, дающее плод: рождение без гниения и отмирания.
Рабби Ишмаэль бен Элиша был внуком, продолжателем традиции и отблеском души последнего первосвященника Рабби Ишмаэля бен Элиша, который когда -то много лет назад до великой трагедии разрушения Храма заходил в Святая Святых, чтобы принести воскурения в день Всепрощения. Рабби Ишмаэль первосвященник был частным, которому нужно общее. Он был частным, которое нужно общему. Рабби Ишмаэль бен Элиша-внук был красив как Первосвященник. Он был похож на первосвященника, и учение его было подобно учению деда. В Мудрости Рабби Ишмаэля внука была мудрость первосвященника Рабби Ишмаэля. В этот день (Йом Кипур) Рабби Ишмаэль первосвященник, исполнял в Храме службу один за весь народ, за каждого и каждого. Он приносил Всевышнему жертвы и слова раскаяния, а сынам Израиля прощение с Небес за все грехи - за то, что были частностями, забывшими общее. Объединение всех душ благодаря одной, посланной в Святая Святых - само по себе искупление. Там, в самом святом месте Храма едва проступал из мрака небытия камень, существовавший до самого первого разделения - разделения неба и земли. Рабби Ишмаэль внук первосвященника был таким же как первосвященник - он был общим для всех частных и частным для всеобщего и несмотря на то, что прошло уже 50 лет после разрушения Храма, соединявшего небо и землю, он обучал учеников своей школы "переходу от общего к частному и от частного к общему...общему, которому нужно частное, и частному, которому нужно общее...". Рабби Ишмаэль продолжал жить прошлым, храня в своей душе память о том дне, когда его дед соединял все миры.
Танья ("так учили"): Сказал Рабби Ишмаэль бен Элиша
(первосвященник): "Однажды (в Йом Кипур) зашел я в Святая Святых, чтобы принести воскурение". Первосвященник нес в левой руке золотую чашу с особым составом трав, а в правой - совок с углями. Он ставил совок на скальный выступ и высыпал на него благовония. Мгновенно вверх поднимался дым благовоний.
Сказал Рабби Ишмаэль бен Элиша (первосвященник): "Однажды (в Йом Кипур) зашел я в Святая Святых, чтобы принести воскурение. И увидел я: Акатрикель, (ангел) Вс-вышнего Б-га Воинств, сидит на престоле высоком и великом. И сказал он мне: "Ишмаэль, сын мой, благослови меня". Сказал я ему: "Да будет желанно перед лицом Т воим, чтобы милость Твоя поборола гнев Твой и да проявится милость Твоя, возобладав над другими
Твоими свойствами, и чтобы относился Ты к детям С воим не по мере строгого суда". И покачал о н мне головой (в знак одобрения)" (Брахот 7а)
Нужно ли Вс-вышнему наше благословение?
Нуждается ли общее в частном?
Его желание - давать. Наше благословение в том, чтобы брать с благодарностью. Если нет того, кто возьмет, то кому же дать? . Человек благословляет Тв-рца умением брать с благодарностью. Что же Вс-вышний может дать - у него нет ничего - все ничто перед Ним - все, что есть у Него - это ничто. Его дар - в приближении к Себе. Он Сам и есть благо и настоящее благо только в приближении к Нему. Он отдает Себя, а праведники, вбирающие в себя все души Израиля, отдают себя народу. Общее в частном и частное в общем.
Рабби Ишмаэль выходил из Святая Святых, вобрав в себя весь мир - небо и землю.
Как прекрасен был первосвященник, когда он с миром выходил из Святая Святых.
Как шатер, распростертый над обитателями небес, таков был облик Первосвященника
Как молнии, вылетающие из свечения ангелов, несущих Престол, таков был облик Первосвященника
Как радуга в облаке, таков был облик Первосвященника
Как сама красота, которой Создатель наделил творения Свои, таков был облик Первосвященника
Как роза, цветущая в саду очарований, таков был облик Первосвященника
Как венец на челе царя, таков был облик Первосвященника
Как нежность, которой светится лицо жениха, таков был облик Первосвященника
Как утренняя звезда, воссиявшая на востоке, таков был облик Первосвященника
Благословен глаз, видевший это.
Первосвященник Рабби Ишмаэль был красив. Первосвященник Рабби Ишмаэль
связывал миры. Красота - проявление Общего через частное. Первосвященник, побывав возле точки, вмещающей в себя все сущее, становился красив, как та красота, которой Создатель наделил творения свои.B В его красоте была красота. Красота в красоте. После великого восстания Римляне содрали кожу с лица первосвященника Рабби Ишмаэля.
За что, Вс-вышний?
Ведь с посланцем Твоим Акатриэлем он говорил лицом к лицу как с Тобой Самим. Не понять этого человеку, не понять, пока не достигнет он уровня Рабби Ишмаэля. Молчать человеку об этом, молчать, потому что Рабби Ишмаэль заходил в мир молчания: в Святая Святых тишина, мир тишины. Муки любви. Слова там
не объясняют ничего. Короткая молитва за весь народ - и нужно быстро выйти.
Для одной души заповедь заставить тело возложить тфилин, а для другой - сбросить кожу с лица, потому что кожа - завеса и разделение между внутренним и внешним, между частным и общим. Кожный покров на теле и на лице образовался в момент первого греха первого человека, а до этого человека окружал свет,
человек излучал свет, человек сам был светом. Потому что частное берет, а общее дает, дает себя бесконечно превращаясь в свет и не иссякая. Свет внутри света. "И в свете твоем виден свет" (Теилим 36:10). Грех превратил излучение в кожу, разделил между светом и светом и внешний стал тьмою...
А душа Рабби Ишмаэль скинула кожу. Так подобает общему для всех частностей, видевшему всеобщее. Так велел Творец и душа Рабби Ишмаэля приняла это с любовью (Мусаф на Йом Кипур).
Два с половиной года спорили мудрецы, хорошо ли человеку от того, что он был сотворен...
Одни говорили, что плохо быть сотворенным, а другие - что хорошо. Хорошо ли было родиться Рабби Ишмаэлю бен Элиша, чтобы говорить лицом к Лицу, достигнуть высшего блага при жизни и дарить его всем душам, которые он вбирал в себя в Йом Кипур? Хорошо ли было родиться Рабби Ишмаэлю, чтобы сняли кожу с лица его, или лучше бы его душе так и пребывать вечно там, гле нет завес, и не приходить в нижний мир, облекаясь в тело?
Этот спор не решить. Это не объяснить, это не понять, об этом можно только молчать. "
Сказал Рабби Акива: "Ограда мудрости - молчание" (Пиркей Авот). Он тоже из мира молчания.
После подавления восстания Бар Кохбы с его тела сняли римляне кожу железными скребками, а было ему 120 лет. 120 лет, как Моше, Учителю нашему, который говорил лицом к Лицу с Богом. О че м он говорил лицом к Лицу с Б-гом? О Рабби Акива.
"Когда поднялся Моше на гору Синай, нашел он Пресвятого Благословенного за привязыванием черточек к буквам. "Сказал (Моше) перед Его Лицом: "Господин мира, кто может помешать Тебе?" Помешать... - о чем он спрашивал? Моше
понял, что ему не будет дарована Тора на том уровне, когда даже венчики над буквами раскрывают тайну Учения: Ведь Пресвятой Сам привязывал венчики к буквам - он не поручил это никому. И тогда сказал Моше: "Я вижу, что не достоин. Дай Тору в мир через другого. "Сказал (Вс-вышний): "Есть один человек (который появится) в конце нескольких поколений. И зовут его Акива бен Йосеф. Вот он будет в будущем из каждого завитка в верхней части йод выводить горы и горы законов".Сказал (Моше): Господин мира! Показал Ты мне Тору его, покажи мне его награду. Сказал (Всевышний): Отступи назад.
Отступил назад. Увидел (Моше), что развешивают (римляне после казни) плоть (Рабби Акива) на крючьях. Сказал (Моше)...: Господин мира - вот Тора, а вот награда за нее (за ее изучение)? Сказал ему: Молчи так пришло мне на мысль (Минахот 29б). Молчание - ограда мудрости. Нет бессмысленного в мире, но не все можно выразить словами... О чем-то нужно и помолчать.
Душа Рабби Акива всю жизнь хотела сбросить с себя кожу. В конце жизни она это сделала с любовью. С любовью всею душою. Римляне содрали с него кожу железными скребками.Рабби Акива больше не отделен от мира кожей и между его сердцем и всем окружающим нет больше непроницаемой завесы, но это не
здесь, это там, в мире мысли, где есть теории и нету боли (На основе Аризаля).
Там все правильно и все красиво, а здесь все правильное - ошибка и страдание.
Рабби Акива предпочитал ошибаться и делать невозможное и чувствовать сердцем, то чего нет. Рабби Ишмаэль видел единство, Рабби Акива чувствовал его сердцем.
Все его тело чувствовало, что есть только благо, потому что Пресвятой - благо, и Он все и нет кроме Него ничего, а значит плохое несуществует.
Рабби Ишмаэль видел единство и просил о благе, Рабби Акива жил с единством и видел будущее благо сегодня сквозь страдания, не замечая страдания. Рабби Ишмаэль сформулировал 13 правил комментрирования Торы, Рабби Акива учился тринадцать лет у человека по имени Нахум гам зэ ле това ("и это тоже к лучшему"). Когда Нахума "и это к лучшему", ставшего калекой, навестили ученики, он сидел на кровати в полуразрушенном доме и был счастлив, искренне счастлив без тени притворства. Ведь он сотворен Б-гом, а Создатель делает все прекрасно! Страдать - все равно что быть идолопоклонником, который считает, что Б-г не все может. Он хочет дать благо своим творениям - значит все, что ты получаешь -- благо. Вера определяет бытие и тот, кто верит в добро, живет в добре. Рабби Акива видел разрушение Храма. Он знал, что Общее оставило мир Но если нет Храма, куда собирался весь народ, сливаясь в единое целое и нет первосвященника, который объединяя частности соединял их с общим, надо искать общее в каждой и каждой частности, в каждом осколке разбитого Храма, потому что большое способно вместиться в малое как океан в капле воды, когда она выплеснута на берег, как небо в капле росы, когда она повисла на травинке. Общее скрыло себя в частностях! Но как же извлечь его из осколков, капель и песчинок праха земного? Любить еврея. Каждого. Ведь человек любит в другом то, что есть в нем самом - любят общее, а частное, разъединяет людей. Любовь поможет раскрыть общее, скрывающееся за каждой частностью, даже когда частности не собираются в Храме, а каждая из них остается сама по себе "Сказал Рабби Акива самое общее правило Торы: возлюби ближнего своего, как самого себя" (Берейшит Раба 24). НBо разве можно всю Тору свести к обязанности любить человека? Разве не сказано: "И возлюби Бога Всесильного Твоего всем сердцем твоим и всей твоей душою и всем достоянием твоим..." Рабби Акива считал, что это повеление Торы включается в заповедь "возлюби ближнего своего..."Ближнего Общего и ближнего частного. Ближнего и ближнего, ближнего в ближнем. "Любим человек - сказал Рабби Акива".
Почему? - "Потому что создан по образу Б-га" (Пиркей Авот).
Не бывает ближнего без ближнего. Ближний вне ближнего далек. Возлюби Ближнего своего, как самого себя. В другом, как в себе самом. BТак что же любовь к ближнему включает в себя любовь к Богу? Большое помещается в малом? Об этом не говорят, об этом молчат. Он не признавал тринадцать принципов комментирования Торы Рабби Ишмаэля: "...переход от общего к частному и от частного к общему..." Частности не собирались в Йом Кипур в душе первосвященника, воскуряющего в Храме и общее не проявлялось при объеденении частностей и Акатрикель не садился на камне в Святая Святых. Римляне сравняли место, на котором возвышался Храм, с землей и посыпали солью. Осталось только частное само по себе - человек со всеми его горестями.BРабби Акива стремился к общему, хотя общее никогда еще не проявлялось в каждой частности отдельно, а только когда все разрозненные детали целого собирались вместе. B BРабби Акива ошибался и находил общее не в соединении частностей, а в кажом осколке целого и входил в мир общего, входил туда, куда войти невозможно не построив Храм, не соединив все частности. Невозможно, если не ошибаешься, потому что искренняя ошибка гораздо правильнее неискренней праведной осторожности. Ревность - безрассудство от любви. От любви ко Вс-вышнему. Ревнитель не терпит зла и осквернения Имени Тв-рца (не дай Б-г). Он не обдумывает, что ему делать, а бросается на обидчика. "Разрешено быть ревнителем (но не одобряется Торой)", - сказал Рабби Ишмаэль. "Быть ревнителем - обязанность", - сказал Рабби Акива (Сота 3а). Он ошибался и, преисполнившись любви, входил в Храм, как будто Дом Бога не был разрушен . Он стоял у Престола, когда Престола уже не было на земле, он говорил с Царем, когда Царь уже скрыл себя. Рабби Акива ошибался. "Акива, раньше трава вырастет на твоих щеках, чем придет сын Давида (Машиах) (Таанит 4:5)..." - говорил ему Рабби Йоханан бен Турата. Рабби Акива молчал, ему нечего было ответить. Рабби Акива знал, что он прав только в своей ошибке, в своем молчании, в мире молчания, а вмире слов - неправ. Рабби Акива ошибался. Кто еще может так ошибаться? Любовь - она всегда ошибка. Ошибка с точки зрения тех, кто никогда не ошибается, а всегда прав.B Римляне ра зрушили Храм, а Высший Храм они не могли разрушить. Был Храм в Храме, а потом Храм поднялся и повис над Храмом, целый над разрушенным. "Четверо вошли в Сад... Деревья того сада - ангелы. Но только "Рабби Акива вышел с миром" - живым и в здравом уме. Только он, другие были поражены. Из мира молчания нельзя вернуться в мир слов и продолжать говорить. "Не было человека, чтобы увидел Меня и продолжал жить" (Шмот 33:20). Как же он входил туда - частное в мир общего? Разве может частное влиться в общее, не дожидаясь пока общее спустится в этот мир благодаря соединению осколков целого. Если частное вольется в общее - оно растворится в нем и перестанет быть самим собой! Это верно, но Рабби Акива умел ошибаться.
Когда общее не проявляется в частном - на что может рассчитывать частность? На любовь. Муки любви. "Благословен человек, которого истязал Вс-вышний и Торе Его научил его" (Теилим 24:12). Три великолепных дара дал Вс-вышний народу Израиля, и все они обретаются через страдания: "Тора, Земля Израиля и будущий мир" (Брахот 5а) - так говорил бар Йохай. ученик Рабби Акива. B BРабби Акива утверждал: В несовершенном мире стремясь обобщить ты всегда наталкиваешься с на исключение из правила и общее ускользает от тебя, оставаясь непостижимым. (Принцип рибуй и миют - расширение и исключение). Из этого правила есть только одно исключение - любовь. Любовь - глобальное исключение из правила, утверждающего, что исключения есть всегда. За ее пределами нельзя оставить ничего. Любовь всегда глобальна и даже разрушение Храма, соединявшего небо и землю не может повлиять на нее.. Через любовь - через ее слепость и непонимание можно найти общее в каждой отдельной частности, в любой песчинке, в любом сердце.
Когда привели его, чтобы подвергнуть мучительной казни - снять с него кожу - он улыбался. "И сейчас ты должен радоваться?!" - воскликнули пораженные ученики, пришедшие проститься с великим Учителем. Сказал им Рабби Акива: "Всю жизнь я ждал, когда я смогу исполнить то, что написано в этом отрывке: "И возлюби Вс-вышнего Б-га Твоего всею душою... Всею душою - даже в тот момент, когда забирают у тебя душу. " (Брахот 61а) Всею без остатка, всею без исключения - это великое исключение из правила. Душа Рабби Акива сняла с тела кожу, потому что хотела войти туда, где нет перегородок не только на уровне лица, но даже на уровне тела. Всею душою, всею без остатка. Рабби Ишмаэль просил о милости. Рабби Акива нет. Для него и гнев был милостью и он всегда улыбался, даже когда другие плакали (Макот 24а). Большинство начинает с трепета перед небесами -- трепет перед Б-гом начало познания (Мишлей 1:7).
А Рабби Акива начал с любви. Зачем учить без любви? А если начать со страха, то придешь ли к любви? К тому же он никого не боялся. Даже римлян, даже императора Адриана. Его боялись, боялись дать ему жить, боялись убить и три года держали в темнице. Но это потом... А сначала его полюбила дочь Калба Савуа. Тогда он не был еще Рабби Акива, а, был постухом Калба Савуа - одного из трех первых богачей Йерушалаима. Увидела Рахель, дочь Калба Савуа, что он человек скромный и исключительных способностей. Сказала ему: "Если я соглашусь выйти за тебя замуж, ты пойдешь учиться?". Сказал он ей: "Да". Она обручилась с ним тайно. Когда узнал об этом Калба Савуа, то выгнал ее из дома. В зимние дни ночевали они в стогу. Выбирал он солому из ее волос и говорил: ""Если бы было в моих силах, то подарил бы я тебе золотой Йерушалаим (женское головное украшение)" (Ктубот 62-63 ). Когда его полюбили, в нем открылась способность идти во всем до конца - и прежде всего в любви.Но где же взять любовь, когда разрушен Храм, небеса оставили землю и повсюду восторжествовали жестокость и ложь? Если свет Небес скрылся, нужно достать лучи из глубин собственного сердца, которое бьется в этом разрушенном мире только потому, что оно похоже на камень над устьем колодца, уходящего в бесконечность. Только бы хватило сил отвалить камень в сторону, как праотец наш Яаков, когда он увидел Рахель, спускающуюся с гор со стадом овец. Любовь сдвигает неподъемные глыбы и открывает путь неиссякаемому источнику света. А те, кто приходят черпать свет любви будут ронять по нескольку капель на лежащий у колодца камень и проточат его и никто уже не сможет закрыть окаменевшим сердцем устье колодца, уходящего в бесконечность. И решил тогда Акива: бесконечное можно раскрыть только бесконечным: Пойду-ка и выучу одну главу Торы..." И учил, и учил, пока не выучил всю Тору". И толкавал он не только слова, но и каждую букву: "Почему Тора начинается с буквы бет, а кончается буквой ламед - чтобы сказать тебе, что Тора помещается в сердце (ламед бет - лев - сердце) (Отийот де Рабби Акива). Не на набесах она. не на вершине горы Синай, а в сердце! То, что в одном сердце проникает в другие сердца.
Однажды в праздник Суккот Рабби Акива пришел в синагогу с этрогом, который он нес на плече (Сукка 36б). Это невозможно. Акива - говорили ему, все знают, что этрог нужно выбрать самый красивый, но ведь большой - не значит красивый. Этрог должен умещаться в руке. Рабби Акива ничего не говорил в ответ. Он молчал. Этрог - символ сердца, он должен быть большим, чтобы быть похожим на сердце, вместившее всю Тору. Тора не помещается в руку, а в сердце может .
Тора в сердце, любовь ради любви. Тора стала любовью, а любовь - короной. 24 года Рахель ждала его, пока он учился у великих людей. Любовь. Кто знает, что такое любовь? Рабби Акива 12 лет не входил в свой дом. Когда через 12 лет он вернулся и подошел к двери, услышал, как жена его разговаривает с соседкой. И сказала она ей: "Если бы мой муж вернулся сейчас, я бы разрешила ему уйти еще на такое же время. Рабби Акива ушел, незаходя в дом, потому что не похож тот, кто учит Тору два раза по 12 лет на того, кто учит ее 24 года подряд не прерываясь. Он вернулся с 12ю тысачами пар учеников и когда его собственная жена хотела подойти к нему, они не пустили. Оставьте ее сказал им Рабби Акива: Все, что есть у меня и все, что есть у вас - все это принадлежит ей".
"Подарил рабби Акива жене своей золотой Йерушалаим. Увидела жена Раббан Гамлиэля и позавидовала ей. Пришла и сказала мужу своему. Сказал он ей: "А сделала ли ты мне, как она сделала своему мужу - ведь она продала свою косу, а деньги отдала мужу, чтобы он занимался Торой (Йерушалми Шабат 6:1). 24 учеников Рабби Акива погибли, сражаясь за свободу (Др. Реувен Маргалиот Энциклопедия леХахмей аТалмуд). Он встал и нашел пять человек, через которых была передана Тора в следующие поколения: Рабби меир, Рабби Йеуда бар Илай, Рабби Йоси бар Халфта, Рабби Шимон бар Йохай, Рабби Элазар бен Шамуа.


Рав Зеев Мешков, отрывок из книги «Силой своего сердца».

Печать E-mail

Пожертвовать Yandex.Деньги

рублей Яндекс.Деньгами
на счет 41001174821665 (Движение Ор Цион)

Флаги посетителей

Free counters!